611b36b6     

Булгаков Михаил - Необычайное Происшествие, Или Ревизор (По Гоголю)



Михаил Булгаков
Необычайное происшествие, или Ревизор (по Гоголю)
Сценарий
НДП {НДП - надпись. В соавторстве с режиссером М. С. Каростииым. -
Ред.}. Уездный город, находящийся не то чтобы далеко от Пензы, но и не
совсем близко к Саратову, где-то у неведомой черты границы этих двух славных
губерний, весной в 1831 году медленно пробуждался от сна к своим делам
безрадостным, пробуждался скорее по привычке.
Испокон веков, по ним хоть часы проверяй, проходило, зевая, купечество
к своим лабазам и торговым рядам. Опасливо осматривали замки неестественной
величины, и, когда их отпирали, замки издавали давно утерянную мелодию "Коль
славен наш господь..." на все лады...
НДП. И так начиналось каждое утро.
Первыми сколько-нибудь замечательными людьми в уездном городе
оказываются помещики Петры Ивановичи Бобчинский и Добчинский. Оба низенькие,
коротенькие, очень любопытные, оба с небольшими брюшками. Дома их до
уморительности одинаковы, очевидно, построенные одним мастером, стоят
рядышком на живописной улице. Домики, как две капли воды, похожи на своих
хозяев, и кажется, вот они сейчас замахают ставнями и начнут наперебой друг
перед другом хвастать городскими новостями. Петры Ивановичи вышли каждый на
свое крылечко, увидели друг друга, обрадовались, вежливо раскланялись и оба
враз сказали:
- Здравствуйте, Петр Иванович...
И прежде чем отправиться в город по новости, как ходят по грибы, Петры
Ивановичи сразу же и заспорили. Добчинскому очень хотелось идти в левую
сторону города, но именно в эту же сторону намеревался побежать и
Бобчинский, который сразу начал наскакивать на своего приятеля и засыпать
его убедительными словами:
- Нет, нет, нет, Петр Иванович, сегодня левая сторона города моя, а
правая ваша, и новостей сегодня в правой стороне города, ей-ей, больше, чем
в левой, вы уж, пожалуйста, не спорьте, Петр Иванович...
И приятели разбежались - Добчинский направо и Бобчинский налево.
Когда их проворные, маленькие фигурки скрылись из виду, прямо через
улицу, как бы для контраста, торопилась огромная фигура судьи, в ногах
которого путались два лающих пса, сдерживаемых массивными цепями.
Смотритель богоугодных заведений Земляника, фигурой поменьше судьи и
меньше опутанный дикорастущими волосами, заслышав собачий лай, высунулся в
окно своего дома и равнодушно извещал свою жену о том, что:
- Опять судья Ляпкин-Тяпкии со своими кобелями идет к юбкам жены
помещика Добчинского...
Дрбчинский, спрятавшись за выступ стены, следил за своим смертельным
ворогом, и, когда судья юркнул в калитку, Петр Иванович, терзаемый ревнивым
чувством, побежал к своему дому, наткнулся на псов, привязанных судьей у
калитки. Собаки, завидев Петра Ивановича, начали лаять и бросаться на него с
такой силой, что сорвись железное кольцо - и от Петра Ивановича не останется
и звания.
Добчинский боялся судейских собак, как огня палящего. Он поворотил от
родной кровли и грустный пошел "по новости".
День Бобчинского тоже начался с неудач. Бойкость его пропала. Он
остановился у пожарной каланчи, оглядывая беспросветно скучную улицу, точно
вымершую. И, когда мимо него проходил единственный живой человек -
почтальон, Бобчинский скорее по привычке, без всякой страсти заглянул в
сумку почтаря, но в следующую минуту цель уже была найдена.
Любопытство озарило лицо Петра Ивановича изнутри. Он увязался за
почтарем, ловко заглянул сбоку, "потом забежал с другой стороны и увидел
письмо, адресованное городничему - Сквозник-Дмухановскому.
Хитре



Назад